Автор Тема: Гусакова T.И.-СПЕЦИФИКА РЕЧЕВЫХ ТАКТИК В ДИАЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ СОВРЕМЕННЫХ ПРЕДВЫБОРНЫХ ДЕБАТОВ В США  (Прочитано 575 раз)

admin

  • Administrator
  • Jr. Member
  • *****
  • Сообщений: 85
    • Просмотр профиля
Гусакова T.И.
Российский университет дружбы народов

СПЕЦИФИКА РЕЧЕВЫХ ТАКТИК В ДИАЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ СОВРЕМЕННЫХ ПРЕДВЫБОРНЫХ ДЕБАТОВ В США
Аннотация: Статья рассматривает комплекс речевых тактик и образных средств (в основном лексических), используемых американскими политиками в своих выступлениях, посвященных привлечению на свою сторону максимального количества избирателей в ходе предвыборной кампании. Автор проводит мысль о том, что наиболее важную роль в выборе образных средств играет не принятый в данном социуме дискурсивный узус, а скорее - субъективный фактор, индивидуальные предпочтения данной языковой личности (идиостиль). Разноплановые речевые тактики языковой личности сходятся в своей прагматической направленности – встать в центр внимания избирателя, поразить свежестью и новизной идей и их речевого оформления, необычностью их вербальной подачи – эпатировать информационно перегруженного реципиента массовой информации.
Ключевые слова: предвыборная полемика, политические дебаты, система образов, языковая личность политика, манипулирование общественным сознанием.


SPECIFIC CHARACTER OF SPEECH TACTICS OF MODERN USA ELECTION DEBATES IN DIALOGUE DISCOURSE.
Abstract: The article examines tactics and complex shaped verbal means used by American politicians in their speech aimed at attraction voters on their side. The author conducts the idea that the subjective factorof individual preferences, the language of an individual play an important role in the choice of shaped means. Diverse speech tactics are converged in their pragmatic focus, the purpose of which is to come into the spotlight of the voter, to hit him with freshness and novelty of ideas and their verbal representation, to shock verbally the recipient overloaded with current information.
Keywords: election controversy, political debates, system of images, linguistic personality, politics, manipulation of public consciousness.


Трудно переоценить масштаб воздействия печатного слова на сознание людей; это воздействие является очевидным и вполне естественным для современного социума в глобальном аспекте. В современной лингвистической литературе отмечается, что в последнее время «роль слова в манипуляции сознанием многократно возросла с появлением и техническим совершенствованием средств массовой информации, конструирующих общественное мнение и управляющих им, причем с согласия подготовленного к этому общества» [Васильев, 2008, с. 126]. С точки зрения Васильева, посредством медийно-публицистических дискурсивных эманаций происходит насаждение в обществе тотального «иррационализма – одного из слагаемых личности и социума, легко поддающихся манипулированию, а потому беспрекословно и всецело готовых подчиниться любым идеологическим влияниям, разносимым политиками через СМИ» [Васильев, 2008, c. 133]. Категория оценочности, по большей части предвзятой, является основной общестилевой чертой текстов печатных медиа, она свойственна даже информационным жанрам для придания репортажам социально-коммуникативной и прагматической эффективности. О манипулятивности как важнейшем свойстве политического дискурса убедительно рассуждает Д.Р.Акопова, давая определение политическому дискурсу: «Политический дискурс как разновидность персуазивного (убеждающего) дискурса отмечен манипулятивной спецификой, которая выражается в оказании речевого воздействия на адресата с целью внести когнитивные изменения в его картину мира, которые повлекут за собой регуляцию диспозиций и деятельности адресата в пользу адресанта» [Акопова, 2013, с. 403]. В рассматриваемом нами случае, Д.Трамп позиционирует себя как деятеля, способного решить проблемы, долгое время не находившие разрешения при его предшественниках, способного нестандартными смелыми методами найти выход из сложной ситуации, исправить, например, положение с наличием рабочих мест для американцев, обеспечивая рост числа возможностей трудоустройства, устраняя притязания не-американцев – то есть, проводя тем самым довольно-таки действенную демаркационную линию «свой-чужой». При этом возможности погасить намечающийся конфликт в беседе с противником полностью игнорируются, и путь разжигания дискурсивного конфликта оказывается предпочтительным [Тихонова, 2016]. Именно конфликтогенность, воплощающаяся в вербальной агрессии, позволила Трампу заполучить столь желанные голоса. Так, в ответ на по всей видимости безосновательное обвинение в адрес Трампа со стороны Клинтон о его потворстве российской подрывной деятельности с утверждением “Russian government has engaged in espionage against Americans” и смелым предположением “[Russian President Vladimir Putin would] rather have a puppet as president of the United States”, Трамп молниеносно парирует с детской непосредственностью в духе «сама ты такая (a puppet)», не пытаясь избежать повтора, который можно рассматривать как заметную черту его личного идиостиля: «No puppet, no puppet. You’re the puppet” [ABC News http://abcnews.go.com/Politics/memorable-lines-3rd-presidential-debate/story?id=42917409]. Трамп позволяет себе вставки-перебивки: “Such a nasty woman!” – так было сказано в третьем рауте предвыборных дебатов. В итоге формируется весьма нелицеприятное fierce exchange. Эту эмоциональную перепалку англоязычные СМИ окрестили sparring over Russia, где претенденты “clashed over Russia in their final debate”. Представляется эмблематичным, что самый ожесточённый спор на повышенных тонах, переходящий на крик, развернулся именно вокруг российского тезиса о личной ответственности президента РФ за утечку информации: “Republican Donald Trump and Democrat Hillary Clinton battled sharply over the influence of Vladimir Putin”. Эмоциональность диалога поддерживалась за счет эпитетов: sharp,
fierce, bitter (tone), lew, predatory, controversial (comments), apparent preemptive (report), totally false (stories), questionable (result), terribly unfortunate, scare (rhetotic). Усиливают эмотивно-экспрессивную напряженность следующие глаголы и глагольные сочетания:
to squabble, to reverse his fading momentum, tilting away from him, to be damaged by accusations, to target, to call the accusation fiction, to deny, to claim, rig elections, to steel information, to shift the discussion, to reject the allegations, to swing up, to raise questions about Clinton’s authenticity and trustworthiness, condemn Russia, to outsmart smbdy, to launch attacks, to file a legal challenge, to respond with disbelief, to discredit the election, to
grope women, pursue charges, to be appalled, to heal after bruising исцелиться против повреждений, tilt away.
Еще одной принципиальной тематической платформой стычек стал гендерный аспект. Клинтон позволила себе следующую саркастистическую антитезу: «He thinks belittling women makes him bigger», на что Дональд Трамп вяло парировал: “Nobody respects women more than I do”. Стиль Трампа отличается простотой. На выпады против своей персоны он нередко элементарно оправдывается: “I didn’t even apologize to my wife, … because I didn’t do anything”. Обвинения опираются на довольно-таки изощрённую аргументацию, используя при этом фразеологические обороты, широко известные всем слоям социума: “Donald has bought Chinese steel and aluminum. In fact, the Trump Hotel right here in Las Vegas was made with Chinese steel. So he goes around with crocodile tears about how terrible it is, but he has given jobs to Chinese steelworkers”
Дискурсивная деятельность любого оратора разбивается на речевые акты, которые «представляют собой сплав культуры как системы интеллектуальных ценностей и языка как системы вербальных инструментов создания этих ценностей» [Алёшина, 2014, с.6]. Данный сплав, воспроизводясь в различных речевых ситуациях, очерчивает дискурсивный имидж общественного деятеля и характеризует личностно-стилевые факторы, входящие в состав понятия «индивидуальный психологический инструментарий» [Козлов, 2010, с. 400]. Вербальную агрессию сопровождают и паралингвистические эскапады соперников: недоброжелательное друг по отношению другу поведение, противоречащее канонам конвенциональных приличий. Так, журналисты обращают внимание публики на то, что оппоненты пренебрегли привычным рукопожатием в третьей схватке на подиуме и проследовали в самом начале встречи непосредственно к своим «трибунам».
В лингвистических работах, посвященных выяснению речевых характеристик определенной языковой личности, несложно заметить сумбурное использование понятий образ и имидж. По мнению Т.А. Кожевниковой, «в русле лингвоимагологических исследований «имидж» представляет собой вербальные характеристики личности, направленные на создание определенного общественного мнения. В отличие от образа, в имидже обнаруживается значительный воздействующий потенциал, в том числе аргументативный и даже манипулятивный. Отличительная черта имиджа – искусственный характер его создания, то есть имидж не соответствует реальному речевому портрету личности. В этой связи соотношение речевого портрета и вербального имиджа аналогично соотношению понятий «личность» и «имидж», то есть речевой портрет не создается искусственно и отражает реальную личность, а имидж предполагает сознательно демонстрируемые характеристики, нацеленные на оказание определенного воздействия» [Кожевникова, 2016, с.57]. Исследователи отмечают близость концептов ‘лингвокультурный типаж’ и ‘идиостиль’. «Понятия лингвокультурный типаж и идиостиль отражают общую идею антропоцентризма современной лингвистики, характеризуются общим интегративным подходом к их осмыслению, но фокусируют различные стороны языковой личности. Будучи диалектически связанными, данные понятия являются ключевыми для разных областей знания (лингвокультурологии и стилистики, отчасти лингвоперсонологии), в рамках которых изучаются соответственно типовые и индивидуальные проявления языковой личности» [Болотнова, 2014, с.28].
Язык предвыборных битв кандидатов в президенты, как справедливо считает Ю.И. Плахотная, обладает чрезвычайно любопытной спецификой в плане своей
прагматической направленности: «в предвыборном дискурсе, адресатом речевой деятельности является, с одной стороны, оппонент как представитель конкурирующей партии, с другой – массовый адресат (аудитория), который является косвенным участником дискурса» [Плахотная, 2012, с. 91]. Ю.И. Плахотная приходит к выводу: «в сфере предвыборного дискурса речевое воздействие осуществляется на лексическом уровне с помощью широкого спектра стилистических средств, выбор которых зависит от целей, стратегий и тактик кандидатов» [Плахотная, 2012, с. 93]. В автореферате Ю.И. Плахотная заявляет: «Предвыборный политический дискурс, как один из видов политического дискурса, имеет определенную политическую задачу, конкретные коммуникативные цели, ситуативную зависимость, спонтанность, субъективность разговорного стиля речи с его языковыми (лексическими, стилистическими и синтаксическими) особенностями, которые являются средствами речевого воздействия на адресатов. Языковые единицы, употребляемые в речи участников предвыборного дискурса, отражают особенности их идеостиля, который, в конечном счёте, формирует образ политического деятеля» [Плахотная, 2014, c.5].
Предвыборный дискурс, включающий в себя весь комплекс высказываний оратора – как программных, так и реактивных, - представляет собой вербалистику с мотивацией самоутверждения, которой присущи следующие функции: - выступать в качестве знакового программирования речевых действий партнёра; - выступать в качестве нормативной самопрезентации; - служить средством вербально-психологической агрессии; - служить средством защиты от агрессии партнера по диалогу или коррекции его поведения [Лимарова, 2014, с.134]. Сама тональность коммуникации (в нашем случае, всегда темпераментная и возбужденная) также обладает значительным воздействующим потенциалом.
В предвыборных раутах говорящий ставит перед собой цель рассеять у потенциального электората все сомнения в отношении своего безусловного превосходства и преимущества в сравнении с другими кандидатами. Всеми доступными ему речевыми средствами выступающий позиционирует себя личностью, имеющей более солидные основания, чем его оппоненты, для того, чтобы взять на себя высокую ответственность править страной. Для достижения этой цели уместно применять так называемую стратегию самопрезентации, которая подразумевает реализацию речевых ресурсов, формирующих благоприятное впечатление о собственной личности у аудитории. В этой связи достаточно остро стоит проблема раскрытия адресатом истинных намерений, разграничения им стратеги и тактики адресанта для того, чтобы минимизировать манипулирование своим сознанием.
С нашей точки зрения, по сути дела Трамп предложил свою собственную когнитивно-прагматическую модель предвыборного дискурса, весьма упрощенного и существенно отличающегося от остальных жанров речевой коммуникации. Трамп проявляет смелость и высокую способность иметь собственное мнение по всем ключевым вопросам и при этом рьяно защищать его. C точки зрения издания Global News, Дональд Трамп демонстрирует ненужную благосклонность по отношению к президенту России: “Too friendly with Putin?” [Global News, 20.10.2016]. Не поддержал Трамп и уверенности многих своих соотечественников по теме «участия» России в информационных хакерских атаках, якобы искажающих ход выборов. В этих спекуляциях, имеющих явный манипулятивный характер, ощущается нечто напоминающее фразеологию времен холодной войны. Как отмечает Н.А. Ковалев, к концепту ‘холодная война’, несмотря на ее формальное окончание в 1991 году, стали
обращаться и в современности, и речь идет уже о качественно новом конфликте (Cold War II, the New Cold War, Second Cold War, Cold War 2.0); т.е. концепт ‘холодная война’ претерпел существенные изменения. H.A.Kовалёв рассматривает холодную войну как «политически и исторически значимый комплексный концепт-сценарий, существующий и динамично развивающийся вот уже на протяжении многих десятков лет и меняющий свою структуру в зависимости от изменяющейся экстралингвистической действительности, в частности таких факторов, как география вспыхивающих конфликтов, деятели, методы ведения информационного и идеологического противостояния, «потепление» и «похолодания» отношений между противоборствующими сторонами» [Ковалев, 2016, с.142].
Верным нам представляется замечание Н.Р.Гейко о том, что СМИ перенасыщены негативом, «вульгарными и неодобрительными словами», составляющими диффузный конгломерат отрицательных коннотаций с тональностью тотального осуждения и неприятия, закрепляющимися в коллективном сознании, засоряющими его. Мы согласны с Н.Р.Гейко и в том, что пейоративная лексика средств массовой информации в отдаленной перспективе «оказывает неблагоприятное влияние на культуру речи современного человека» [Гейко, 2013, с.140].
Таким образом, разноплановые речевые тактики сходятся в своей прагматической направленности – встать в центр внимания избирателя, поразить свежестью и новизной идей и их речевого оформления, их вербальной подачи – эпатировать информационно перегруженного реципиента массовой информацией.
Литература
  • Акопова Д.Р. Стратегии и тактики политического дискурса. Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2013. № 6 (1). С. 403–409.
  • Алёшина Е.Ю. Особенности дискурсивного выражения конфликта в диктемной структуре политического текста конфликтной ситуации (на материале английского языка). // Политический дискурс в парадигме научных исследований: сборник статей II международной научной конференции / под ред. канд. филол. наук, доц. Д.В.Шапочкина. Тюмень: Вектор Бук, 2015. 202 с. С.5 - 13.
  • Болотнова Н. С. Коммуникативная стилистика текста: соотношение понятий идиостиль и лингвокультурный типаж // Вестник ТГПУ. 2014. №2 (143). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnaya-stilistika-teksta-sootnoshenie-ponyatiy-idiostil-i-lingvokulturnyy-tipazh (дата обращения: 01.02.2017).
  • Васильев А.Д. Вербально-манипулятивные операции как обязательный компонент деятельности СМИ. Юрислингвистика. 2008. № 9. С. 126-137.
  • Гейко Н. Р. Пейоратив публицистического дискурса // Вестник ЧелГУ. 2013. №21 (312). Филология. Искусствоведение. Выпуск 80. C.137-140.
  • Ильясов Ф.Н. Политический маркетинг, или как «продать» вождя. // Политические исследования. №5. 1997. - С. 88-100.
  • Ковалев Н.А. Эволюция концепта «Холодная война» в политическом дискурсе (на материале американских СМИ). Язык и культура: сборник материалов XXV Международной научно- практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2016. – 174 с. с.135-143.
  • Козлов В.В., Новиков В.В., Гришин Е.В. Политическая психология. М. 2010. 434 с.
  • Кожевникова Т.А. К вопросу о лингвистической имагологии. Иностранные языки в высшей школе. 2016. №3. С.56-63.
  • Лимарова Е.В. Семиотическая и прагматическая сущность вербального самоутверждения. Мировое культурно-языковой и политическое пространство: инновации в коммуникации. М.: ТрансАрт, 2014. С.134-140
  • Плахотная Ю. И. Особенности употребления лексических единиц в диалогическом политическом дискурсе. Вестник Челябинского государственного университета. Серия Филология. Искусствоведение. 2012. № 32 (286). Выпуск 71. С. 90–93.
  • Плахотная Ю.И. Моделирование политического предвыборного дискурса (когнитивно-прагматический аспект). Автореферат к.ф.н. Челябинск. 2014. 24 с.
  • Полатовская О.С. Коммуникативная стратегия самопрезентации (на материале американского политического дискурса). // Политический дискурс в парадигме научных исследований: сборник статей II международной научной конференции / под ред. канд. филол. наук, доц. Д.В.Шапочкина. Тюмень: Вектор Бук, 2015. 202 с. С.112-121.
  • Тихонова Е.В. Конфликт как социолингвистический феномен: логика развития и структурные элементы. // Коммуникация в современном поликультурном мире: национально-культурная специфика построения дискурса. Москва: Издательство: Российское представительство издательства Пирсон Эдьюкейшн Лимитед. 2016. C. 64-77.
Источники примеров ABC News. http://abcnews.go.com/Politics/memorable-lines-3rd-presidential-debate/story?id=42917409. Global News. http://globalnews.ca/news/3014632/presidential-debate-2016-trump-calls-clinton-a-nasty-woman-as-final-debate-turns-ugly/



Kutieva

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 29
    • Просмотр профиля
  • Должность: PhD
  • Место работы: REA
Какого политического деятеля английские СМИ оценивают наиболее одобрительно?
Kutieva

Шахова В.А.

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 9
    • Просмотр профиля
  • Должность: ст. преп.
  • Место работы: РУДН
Каким же "дискурсом" нужно овладеть, чтобы студенты, как послушные марионетки, в срок и идеально, выполняли задани преподавателя.
Шахова В.А., ст. преп. кафедры иностранных языков, факультет физико-математических и естественных наук, РУДН

Mashiyokamesh

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 3
    • Просмотр профиля
  • Должность: PHD
  • Место работы: blogging