Автор Тема: Барышников А.Ф. ЛЕКСИКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРЕПОДАВАНИЯ ПРАКТИЧЕСКОГО КУРСА ОБЩЕГО ПЕРЕВОДА ПЕРСИДСКОГО ЯЗЫКА  (Прочитано 389 раз)

admin

  • Administrator
  • Jr. Member
  • *****
  • Сообщений: 85
    • Просмотр профиля
Барышников А.Ф.
доцент

ЛЕКСИКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРЕПОДАВАНИЯ ПРАКТИЧЕСКОГО КУРСА ОБЩЕГО ПЕРЕВОДА ПЕРСИДСКОГО ЯЗЫКА

Аннотация. В данной статье рассматривается проблема учета специфики словарного состава персидского языка при преподавании практического курса перевода. Определяющим фактором при трансформациях на лексическом уровне является семантическая характеристика слова. Контекст определяет выбор значения слова при переводе. Без знания иранских реалий, их лексической формы невозможно добиться адекватности перевода. Опора на многосторонние языковые знания предопределяет достижение целей обучения переводу и практического перевода.
Ключевые слова: семантическая характеристика слова, полисемия, синонимия и антонимия, трансформация на лексическом уровне, контекст, устойчивые словосочетания, иранские реалии, языковые знания.


Abstract. The article discusses the problem of specific character of the Persian language vocabulary in teaching of translation practical course. The key determinant in the lexical level transformation is word semantic characteristics. The context determines the choice of the word meaning in the translation. It is not possible to achieve adequate translation without knowledge of the Iranian realities, their lexical forms. Multilateral linguistic knowledge determines the objectives of translation training and practical translation.
Keywords: word semantic characteristics, polysemy, synonyms and antonyms, lexical level transformation, context, established collocation, Iranian realities, linguistic knowledge.


В нашей предыдущей публикации «Грамматический аспект преподавания практического курса общего перевода персидского языка» мы осознанно ограничили предмет нашего рассмотрения только рамками грамматических характеристик (включая и морфологию, и синтаксис) тех процессов, которые происходят при обучении переводу и при практическом переводе. По сути дела, речь шла о переводческих трансформациях на грамматическом уровне в паре «русский-язык – персидский язык». При этом мы отдавали себе отчет в том, что в языке, как и в его реализации в речи, все настолько взаимосвязано и взаимозависимо, что выделение какой-либо одной стороны, одной функции, одного аспекта будет носить в известной мере искусственный и нарочитый характер.
Таким же образом, предпринимая попытку анализировать лексикологический аспект при преподавании практического курса общего перевода персидского языка, мы вынуждены соблюдать границы лексикологических характеристик слова, пренебрегая теми же морфологическими свойствами. В противном случае перед нами разверзнется бесконечное тематическое пространство, которое не уложится и в монографии.
Многие именитые лингвисты занимались исследованиями процесса перевода на лексическом уровне (Л.С. Бархударов, А.Д. Швейцер, Я.И. Рецкер, В.Г. Гак, Р.А. Будагов, В.Н. Комиссаров, З.Д. Львовская, А.В. Федоров, Л.К. Латышев). Каждый исследователь стремился «посеять свое зерно», будь то новый термин или новое толкование уже известного факта. Но есть общие моменты, которые их объединяют:
  • предмет изысканий – слово;
  • изучаются трансформации, приемы и способы перевода на лексическом уровне.
Под трансформацией мы понимаем сам процесс и результат этого процесса на лексическом и словосочетательном уровне. Н.К. Гарбовский полагает, что «анализ трансформации как результат переводческой деятельности позволяет нам понять характер переводческого процесса межязыкового преобразования текста и выявить переводческую концепцию. Анализ текста перевода как результата трансформации в сопоставлении с текстом оригинала представляет собой единственную объективную возможность осмысления трансформации как процесса».
Я.И. Рецкер определяет лексические трансформации как «приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим его русское соответствие, не совпадающее со словарным». И далее, сущность лексической трансформации, по его мнению, «заключается в замене переводимой лексической единицы словом или сочетанием иной внутренней формы, актуализирующим ту слагаемую иностранного слова (ту сему), которая подлежит реализации в контексте». В.И. Комиссаров считает, что лексические трансформации «описывают формальные и содержательные отношения между словами и словосочетаниями в оригинале и переводе».
В.Т. Гак конкретизирует понятие трансформации: «Как и всякие трансформации переводческие преобразования могут быть троякого рода: они заключаются в перемещении, замене или изменении числа элементов, т.е. в добавлении или опущении компонентов высказывания». Л.С. Бархударов выделяет четыре вида трансформаций на лексическом уровне:
  • перестановка;
  • замена;
  • добавление;
  • опущение.
Указанные трансформации основываются на типичных несоответствиях как по семантике, так и по структуре или уровню: родовое – видовое (курица-  مرغ); однозначность – многозначность (собрание -گردهمائی ); разный стиль (сестра - همشیره); неологизм – историзм (врач - طبیب); свободное значение – связанное значение (небольшие потери – تلفات کم): термин – не термин (масса – وزن); слово – словосочетание (взаимопонимание – حسن تفاهم).
 Обратим внимание на то, что некоторые исследователи не проводят четкую границу между словом и словосочетанием, говоря о трансформациях на лексическом уровне, но не обосновывают такой подход. Мы попытаемся кратко пояснить свое видение такой позиции. Суть в том, что в современных языках такой раздел специальной лексики, как общественно-политическая терминология, во многих случаях представлен на уровне словосочетаний, но словосочетаний устойчивых, а не свободных по своему составу и структуре и, главное, по единству и целостности значения. А такого рода единицы воспринимаются как нечто слитное и соотносимое с фразеологией. «покушение» - ترورجان «резня» - حمله به افراد با اسلحه سرد, «саммит» - ملاقات در سطح عالی , نشست سران کشورها «брифинг» - نشست با خبرنگاران. Именно значение лексической единицы, его содержание востребовано и необходимо в языке и речи, а форма почти всегда будет вторичной. Н.К. Гарбовский называет такого рода явления межязыковой асимметрией. Эта асимметрия представляется вполне естественным проявлением различий в лексико-семантических системах контактирующих языков. Здесь мы видим аналогию на уровне содержания, а не формы. Преподаватели общего перевода должны выделять и разъяснять обучаемым такого рода явления и побуждать обучаемых накапливать активный запас общественно-политической терминологии на уровне устойчивых оборотов.
Никто не станет оспаривать системность языка, но генеральная языковая система включает в себя целые разделы, которые при их анализе также воспринимаются как отдельные системы благодаря своей многоплановости (фонетическая система, лексическая система и т.д.). Более того, слово как наименьшая значимая самостоятельная единица языка, на наш взгляд, также в силу многообразия своих характеристик является системой. Но в любой системе есть элементы определяющие и элементы вспомогательные, второстепенные. Главнейшее и важнейшее свойство слова – это его значение. Именно сематическая составляющая слова и делает его центром всего языкового мироздания. Неслучайно предметом современных лексикологических исследований в большинстве случаев становится семантика слова.
В плане преподавания общего перевода и осуществления практического перевода семантическая сторона слова имеет первостепенное значение, поэтому основное внимание мы обратим на семантическую парадигматику (полисемия, омонимия, синонимия и антонимия). Все процессы взаимодействия двух языков (язык оригинала и язык перевода) идут через слово, с помощью слова. В семантической парадигматике каждого языка наиболее четко проявляется специфика лексической система, без учета которой немыслим адекватный перевод. Это особенно актуально тогда, когда язык оригинала и язык перевода различаются своей типологией. Яркий тому пример – языковая пара «русский и персидский языки».
Казалось бы, при современной развитости такого раздела лексикологии, как лексикография, все, что нам необходимо в целях обучения переводу и практического перевода, мы найдем в словарях. Мы имеем в виду полные переводные словари, составленные по требованиям теории и практики лексикографии сегодняшнего дня. Подобного рода словарем является двухтомный Персидско-русский словарь под редакцией Ю.А. Рубинчика, выдержавший несколько изданий. Ю.А. Рубинчик – разработчик общего корпуса словаря и структуры словарной статьи. На наш взгляд, построение словарной статьи в Персидско-русском словаре представляет собой эталон этого лексикографического элемента. Русская часть в паре языков «русский-персидский» обеспечивается Русско-персидским словарем Г.А. Восканяна, также неоднократно переиздававшимся и пополнявшимся.
Средняя школа не дает навыков работы с переводными двуязычными словарями. Преподаватели перевода вынуждены выполнять и этот пробел в общем образовании наших обучаемых, как и многое другое. Важнейшим моментом в работе со словарем является доскональное знание структуры словарной статьи. Современные развитые языки (к которым мы по праву относим и современный литературный персидский язык) характеризуются богатыми лексико-семантическими системами, что и находит отражение в переводных словарях.
Словарный состав языка – наиболее динамичная его часть, которая буквально каждодневно наполняется новыми лексическими единицами или же обогащается новыми значениями в прежней словесной форме. В основе развития словарного состава языка лежит экстралингвистический фактор. Это расширение знаний человека об окружающем его мире и, соответственно, обеспечение этого процесса средствами языка. Таким образом, многозначность (полисемия) слова – это благоприобретенное свойство слова. Многозначное слово представляет собой совокупность лексико-семантических вариантов, которые составляют смысловую структуру слова. Среди лексико-семантических вариантов слова выделяется инвариант, являющийся основным средством выражения данного понятия. Когда говорят «словарное значение» или «заглавное слово», имеется ввиду инвариант. Все прочие значение многозначного слова в той или иной степени связаны с его словарным значением.
В нашем случае мы видим необходимость определенного анализа построения словарной статьи в Персидско-русском словаре. Естественно, большинство слов персидского языка (вне зависимости от их происхождения – исконно иранские или заимствованные, в первую очередь, арабские), соотносимые со знаменательными частями речи, многозначны. Приведем несколько примеров:
حرارت -
  • теплота, тепло;
  • жар, жара, зной;
  • температура;
  • горячность, возбуждённость, пыл, рвение.
Здесь мы видим, что при определенной логической связи между указанными значениями, значения 3 и 4 будут иметь свою сферу употребления и свою сочетаемость, отличную от словарного значения.
معتبر -
  • авторитетный, уважаемый, почитаемый;
  • заслуживающий доверия, надежный;
  • подлинный, достоверный;
  • кредитоспособный;
  • значительный.
معتبر - арабское страдательное причастие восьмой породы. К слову, арабские причастия, заимствованные в свое время персидским языком, чрезвычайно богаты полисемически, и эта полисемичность, в основном, приобретена ими уже в рамках персидского языка, в котором они выполняют определительную функцию прилагательных и часто субстантивируются. В приведенном примере явно прослеживается синонимичность значений и, по сути дела, это синонимический ряд.
Приведем еще два примера с иными свойствами многозначности.
معتاد -
    • привыкший;
    • привычный, обычный, обыкновенный;
    • акклиматизировавшийся;
    • наркоман;
    • обычай, традиция.
И منسوب -1. относящийся, касающийся, имеющий касательство, причисляемый, приписываемый; 2. родственник. В этих примерах вторая категория значений – субстантивы. Когда происходит явный, разрыв логических связей последующего значения со словарным, а, тем более, если это последующее значение приобретает иную категориальность, то такое явление мы называем семантической омонимией.
Наши обучаемые, работая над переводом персидского текста, часто сталкиваются со сложной семантической структурой слова при поисках нужного значения и испытывают при этом определенные трудности. Обычный выход из сложного положения – использование словарного значения слова, а в результате они видят пометку преподавателя «смысловая неточность». Ошибка заключается в неучете того или иного значения многозначного слова. Эта сочетаемость, т.е. возможность слова вступать в контакт с определенным кругом других слов, определяется «его величеством» контекстом. Контекст диктует подходящий словесный эквивалент.
Я.И. Рецкер отмечал: «Никакой словарь не может предусмотреть все разнообразие контекстуальных значений, реализуемых в речевом потоке, точно так же, как он не может охватить и все разнообразие сочетаний слов». Н.К. Гарбовский подчеркивает: «Взятое изолированно, вне контекста, почти каждое слово в силу своей полисемичной природы предполагает массу толкований. Его реальная жизнь начинается только в речи, в окружении других слов, актуализирующих те из его значений, которые необходимы для формирования смысла». В ряде случаев, исходя из контекста мы вынуждены расширить и без того богатую семантическую структуру слова, находя нужное контекстуальное значение.
Следует обратить внимание на тот факт, что в двух контактирующих языках многозначность в ее конкретных проявлениях различна. Возьмем хрестоматийный пример с понятием «старый». В русском языке это слово обладает широкой сочетаемостью: старая работа, старое время, старая одежда, старый человек, старый друг и т.д. В персидском же языке для каждого из вышеуказанных вариантов существует свои лексические единицы:محل کار سابق، دوران گذشته، لباس کهنه، مرد پیر، دوست قدیم وغیره .
Еще Л.С. Пейсиков утверждал, что «эволюция лексических значений является одним из важнейших путей развития словарного состава языка». И в наши дни лексико-семантический тип словообразования дает нам многочисленные примеры проявления новых значений в прежних словесных формах. Причем происходит это буквально на наших глазах. В течение последнего десятилетия возникли такие значение, как «переговоры; интервью» в слове گفتگو; «изменение политической ситуации» - تحولات; строительство, сооружение (процесс)» - ساخت; простые персидские глаголы, имеющие собственное употребление, выступают как глаголы речи - افزودن، دانستن، خواندن и т.д. Следовательно, обучаемые обязаны ориентироваться на новые частотные значения, значения сегодняшнего дня при работе с современными текстами. Способы обретения словом многозначности мы в данной статье намеренно не рассматриваем.
При выборе одного варианта из нескольких в семантической структуре многозначного слова в ряде случаем определяющее значение имеет языковое чутье, чувство языка. Это свойство относится к природным способностям человека, оно сродни музыкальному слуху. Но длительная и осмысленная работа с оригинальными текстами в известной степени дает возможность развить это качество. Нужно чувствовать, что выражение هئیت بلند پایه - нельзя перевести как «высокопоставленная делегация», а следует предпочесть вариант «представительная делегация». В то же время اشخاص بلند پایه - «высокопоставленные лица».
Омонимия в персидском языке, как и в других языках, представляется явлением незакономерным и не регулируемым какими-то правилами. Этимологические омонимы – это случайно совпавшие по фонетической, а затем и по графической форме слова по мере развития словарного состава языка. Этимологические омонимы не вызывают трудностей в переводе, поскольку изначально различие по значению этих слов обуславливает совершенно различную их сочетаемость. Например, حقه - «шкафчик, ларчик» и  حقه - «фокус, трюк; обман, хитрость, уловка».
Несколько иначе функционируют семантические омонимы, то есть те значения многозначного слова, у которых связь со словарным значением прервалась и это проявляется в различной сочетаемости. Сложность заключается в определении в ряду значений многозначного слова той черты, за которой произошел разрыв указанной связи. Различная категориальная принадлежность не вызывает сомнений в самостоятельности этих значений полисемичного слова. Примеры подобной семантической структуры приведены выше. Когда же значения многозначного слова соотносятся с одной и той же частью речи, то требуется анализ сочетаемости значений слова и самого контекста, в котором актуализируются эти значения. Кстати, семантические омонимы включены в общую словарную статью многозначного слова Персидско-русского словаря, и его авторы, признавая сам факт существования семантических омонимов считают такую структуру словарной статьи техническим моментом. В противном случае, при выделении семантических омонимов в отдельные словарные статьи объем словаря вырос бы значительно. کج - 1) кривой, согнутый; 4) неверный, ошибочный. В этом примере (без промежуточных значений) мы видим, что значения под цифрой 4 будут реализовываться в иных контекстах, чем значения под номером 1. Таким образом, контекст убирает двойное толкование семантических омонимов.
Лексико-семантическое богатство современных развитых языков предопределяет наличие широкой и разветвленной синонимии. Как известно, по объему значения синонимы подразделяются на полные или абсолютные и неполные. Полные синонимы, которых относительно мало, призваны заменять друг друга в аналогичных контекстах. По теории, со временем одни из них должны уйти в прошлое, дав место неологизмам. Но на сегодняшний день мы наблюдаем в персидском языке сосуществование абсолютных синонимов, порожденных двумя основными факторами: засильем арабской лексики и спорадической политикой пуризма, борьбой за чистоту языка.
  • مذاکرات = گفتگو، مختلف = گوناگون، ناطق = سخن گو، تعلیق = برکناری
  • مخصوص = ویژه، کلمه = واژه، واحد = یگان، جریان = روند
Основную массу синонимов в персидском языке составляют неполные синонимы. Предназначение этих синонимов заключается в выражении оттенков высказываемой мысли, что в целом присуще восточным языкам, в которых проявляется созерцательный характер мышления восточных народов. Отсюда красочность, образность, витиеватость восточной речи. При использовании неполных синонимов важно, чтобы их значения не выходили за рамки семантического поля во избежание нарушения смысла и логического соответствия.
При общности какого-либо лексического явления в каждом языке выявляются свои особенности, своя специфика. В персидском языке тавтологией считается употребление одной и той же формы или оборота несколько раз в узком контексте. Этот узус требует использования синонимов. В одной из иранских газет, где речь шла о зарубежной поездке короля Марокко, его титул был представлен тремя словами - ملک، سلطان، پادشاه.
При словообразовании типичным образцом является сложное слово-копулятив, созданное на базе двух синонимов или двух основ одного и того же глагола. 1. بسط و توسعه، بحث و مذاکره، سعی و کوشش، حل و فصل  . 2.رفت  و رو گفتگو، جستجو، شست  وشو . Это способ демонстрации полноты объема значения. Встречаются и слова-дуплеты: رفته رفته، آهسته آهسته، یواش یواش، تن به تن دوش به دوش.
Подбор подходящего синонима не есть механический процесс, поскольку неполные синонимы имеют собственную сферу использования в речи. Показательным примером являются два слова-синонима с одинаковыми словарными значениями صلح دوست и صلح آمیز - «мирный, миролюбивый». Эти единицы представляют собой полуаффиксальные производные слова. А полуаффиксация – способ словообразования, при котором полнозначные имена или глагольные основы, выполняя функцию словообразовательных аффиксов, вместе с тем вносят и свою семантическую долю в общее значение производного слова.
При тщательном анализе словосочетаемости подобных слов обнаруживается, что прилагательные, образованные с помощью именных полуаффиксов, определяют субъект действия, а образованные с помощью глагольных основ – объект действия или само действие. Соответственно, کشورهای صلح دوست - «миролюбивые страны», но سیاست صلح آمیز - «миролюбивая политика». Иное употребление указанных слов ведет к стилистической ошибке.
На использование синонимов в персидском языке влияет и стилистическая характеристика языкового материала. В языке публицистики мы наблюдаем большое число усложненных конструкций, в частности, в глаголах сказуемых. Например, مورد انتقاد قرار دادن  - «подвергать критике». Такого рода лексические единицы Ю.А. Рубинчик относил к моделированным фразеологизмам. В повседневной речи используется глагол-синоним -انتقاد کردن.
При постоянном пополнении словарного состава языка, естественно, пополняются и синонимические ряды. В последние годы возник синонимический ряд جلسه، اجلاس، گردهمائی، همایش، نشست - «собрание, заседание, форум, конференция, встреча (для переговоров)». Это только один из многих примеров обновленных и пополненных синонимических рядов.
Не столь широко в обучении переводу и практике перевода мы встречаемся с явлением антонимии. Но есть прием перевода, называемый антонимичным, когда отрицание переводится как утверждение и наоборот, без утраты смысла высказывания. В персидском оригинале это возможно, когда оборот на персидском языке имеет два отрицания: «следует сказать» - ناگفته نماند (буквально: «нельзя оставить несказанным»). Или обратный вариант, при котором персидская форма утвердительная, а русская отрицательная. فاقد شرایط بودن - «не соответствовать условиям». В этом рамочном глаголе слово فاقد несет в себе отрицательный смысл «не имеющий, лишенный, утраченный». На подобные варианты следует обращать особое внимание обучаемых.
В то же время существует целая группа слов-копулятивов, в которых заключены глагольные основы антонимичных глаголов. رفت و آمد خرید و فروش، گفت و شنود، رفت و برگشت، زد و خرد. Такие слова обладают обобщающим значением и схожи по форме словами-копулятивами, образованными от основ одного и того же глагола, то есть слов с, так сказать, «внутренней синонимией». Подобные лексические единицы закреплены в языке и их значения легко находятся по словарю.
Проблема перевода иранских реалий еще не нашла своего обоснования в современной иранистике. Этот специфический пласт лексических единиц, несомненно, относится к предмету лексикологическому. Это, в первую очередь, государственное устройство, структура органов власти, административное деление страны, структура вооруженных сил и т.д. Постоянно нужно иметь в виду, что все и вся в современном Иране определяется высшим мусульманским духовенством, представители которого, за редким исключением, и занимают верховные посты в руководстве страной. Власть мусульманского духовенства ничем не ограничена и многократно гарантирована особой государственной структурой и полной исламизацией всех сторон жизни иранского общества.
Адекватный перевод иранских реалий возможен только на базе знаний этих реалий. Недостаточно знать только наименование некоего государственного органа, нужно знать его функции и место в структурной иерархии. Только в некоторых случаях мы находим в русском языке соответствующий или близкий по значению эквивалент. Чаще приходится прибегать к дословному или же описательному переводу.
Начнем со слова رهبر в значении «духовный глава, духовный лидер» (по Конституции ИРИ). В последнее время это слово часто не переводится, а транскрибируется «рахбар». Помимо функции религиозного символа Конституция определяет и вполне «земные» функции для этого высшего лица, схожие с функциями президента в странах с неограниченной президентской властью. Когда в контексте речь идет не об Иране, слово رهبر употребляется в значении «глава государства, вождь, лидер» ملاقات رهبران کشورها - «встреча глав государств».
 В Иране действуют органы, стоящие как бы над властью и руководимые самим рахбаром. Это شورای نگهبان - «Совет наблюдателей», который контролирует соответствие принятых парламентом законов нормам ислама, а также отсеивает нежелательных кандидатов во время избирательных кампаний. Кстати, президентские выборы в Иране это انتخابات ریاست جمهوری, а не انتخابات رئیس جمهوری, т.е. называется орган или должности, а не лицо. И انتخابات محلی - «выборы в местные органы власти».
مجلس خبرگان - (буквально «собрание мудрецов, экспертов») имеет в самом тексте Конституции двоякое значение. Первое – это «Конституционное собрание, Собрание по подготовке текста Конституции», и второе в варианте مجلس خبرگان رهبری - «Собрание по выборам нового рахбара». مجمع تشخیص مصلحت نظام перевести возможно только дословно «Коллегия определения интересов строя». Даже текст Конституции не проясняет функции этого органа. В то же время دیوان محاسبات - «Счетная палата» - полная аналогия с соответствующей организацией в Российской Федерации.
Законодательная власть в Иране представлена однопалатным парламентом, называемым مجلس شورای اسلامی - «Собрание исламского совета». Это официальное наименование законодательного органа, часто оно сокращается до одного слова مجلس в соответствующем контексте. В русском варианте приняты термины «иранский парламент» и «иранский меджлис».
По Конституции ИРИ в Иране нет должности премьер-министра. Главой исполнительной власти является президент, по-персидски это رئیس جمهور  или رئیس جمهوری. Какой вариант частотнее, сказать затруднительно. Интересно передается понятие «вице-президент» - معاون اول رئیس جمهور (букв. первый заместитель президента). «Правительство, кабинет министров» - دولت  или هئیت دولت . Следует помнить, что слово دولت имеет еще и значение «государство». Контекст поможет избежать ошибки в переводе.
Названия иранских министерств также отличаются своеобразием, но в большинстве случаев по значению элементов названия министерства и по его функциям можно определить общепринятый эквивалент. وزارت معاون و فلزات  - (букв. министерство месторождений и металлов) – министерство горнодобывающей промышленности, وزارت پست و تلگراف و تلفن  -(букв. министерство почт, телеграфа и телефонной связи) – министерство связи; وزارت جهاد سازندگی - (букв. министерство движения за созидание) – министерство строительства; وزارت راه و ترابری - (букв. министерство путей и перевозок) – министерство транспорта или министерство путей сообщения. Любопытно, что при назывании соответствующих министерств иностранных государств используются другие наименования, зачастую произвольные. Очень часто используемое наименование «министерство иностранных дел» - وزارت امور خارجه (букв. министерство по делам заграницы) – это устойчивое наименование, которое никоим образом нельзя заменить на وزارت امور خارجی, что постоянно делают наши обучаемые. Названия некоторых министерств с учетом исламского характера всего государственного устройства Ирана не имеют аналогов и их следует переводить дословно. Например, وزارت ارشاد اسلامی و فرهنگ - (букв. министерство исламской ориентации и культуры). Слово «культура» в данном случае не имеет никакого отношения к культуре в европейском понимании. По своим функция это – министерство исламской пропаганды. Довольно часто в названия министерств вносятся коррективы.
В наименованиях министерских должностей также проявляется иранская специфика. Если с должностями министров переводческих трудностей не возникает, то следует знать, как обозначать должности заместителей министров. Вариант امور خارجه معاون وزیر встречается все реже, он уступает место обороту خارجه معاون وزارت и даже معاون خارجه. Такого рода явления называются контекстуальным эллипсом, к чему мы вернемся ниже. Как перевести следующий вариант, необходимо знать заранее - معاون اروپا - آمریکای کشور ما «заместитель министра иностранных дел нашей страны по делам Европы и Америки». Должность سرپرست وزارتخانه  в соответствии с текстом Конституции следует трактовать, как «временно исполняющий обязанности министра».
Принадлежность какого-либо официального органа к более крупной административной единице, что в русском языке обозначается как «при», в персидском варианте звучит وابسته به....
В персидском языке при презентации какого-либо официального лица и его должности существует строго определенный порядок следования компонентов указанного оборота. Во всех случаях фамилия официального лица стоит перед названием должности. Исключения крайне редки. Перед фамилией официального лица может быть только воинское звание, слова -مهندس، دکتر и религиозные титулы. Слова دکتر и مهندس должны обязательно переводиться, поскольку в Иране лица, имеющие высшее техническое и гуманитарное образование, пользуется большим уважением и авторитетом в отличие от хорошо известной нам страны. Использование указанных слов перед фамилией – показатель этого уважения и почета. Например, مهندس کیا وزیر معاون و فلزات - «инженер Кия, министр горнодобывающей промышленности».
Религиозные титулы حجت الاسلام، آیت لله، امام и т.п. также предшествуют фамилиям лиц из числа высшего мусульманского духовенства. Они транскрибируются, а не переводятся, поскольку ни в православии, ни в католицизме нет аналогов этим титулам.
Нельзя обойти вниманием такую важную иранскую реалию, как административное деление страны. По действующей Конституции ИРИ территория Ирана подразделяется на روستا(ده)، بخش، شهر، شهرستان، استان. Эти административные единицы примерно соответствуют русским обозначениям «сельский населенный пункт, уезд, город, область, провинция». Но в иранистике принято не переводить, а транскрибировать название «шахрестан» и «остан». Соответственно, главами этих образований являются دهخدار بخش دار، شهردار، فرماندار، استاندار. А администрация всех этих территориальных единиц называется «советами» - شوراها.
Большим своеобразием отличается общая структура вооруженных сил Ирана. Помимо основных вооруженных сил с тремя видами ВС существует параллельная воинская структураسپاه پاسداران انقلاب اسلامی  «Корпус стражей исламской революции (КСИР)», которая также подразделяется на три вида – сухопутные части, ВВС и ВМС. Вся территория страны поделена на зоны ответственности КСИР. В последнее десятилетие оформилась в качестве вооруженной организации еще одна структура بسیج - «басидж», структура подобная народному ополчению. Задачей بسیج является вся «грязная работа» по предотвращению каких-либо недовольств существующим строем на местах. Слово بسیج употребляется и в своем прямом значении «мобилизация». Таким образом, существование исламского строя в Иране гарантировано до всемирного Апокалипсиса.
Поскольку в процессе преподавания перевода частотным языковым материалом является иранская пресса, то обучаемым необходимо знать основные термины, относящиеся к средствам массовой информации. Когда мы встречаем оборот صدا و سیمای جمهوری اسلامی ایران, то это не обозначение самих СМИ, а название государственной организации, контролирующей СМИ. Это – «Радио и Телевидение ИРИ». Сами средства массовой информации называются  رسانهها, ранее было رسانههای گروهی  и رسانههای خبری. Термин مطبوعات обозначает «печатные средства массовой информации, пресса, печать». В газетных материалах какую-либо информацию могут предварять указания на источник سرویس سیاسی، سرویس اقتصادی. Это не что иное, как рубрикация в самой газете, т.е. «отдел политической информации», «отдел экономической информации». Оборот خبرنگار اعزامی следует понимать, как «наш специальный корреспондент».
Самым крупным информационным органом является информационное агентство خبرگزاری. Основное иранское информационное агентство, которое недавно приобрело статус государственного, называется خبرگزار جمهوری اسلامی ایران, сокращенно ایرنا. В контексте встречается термин مرکز خبری. Это «информационный центр или корпункт».
Помимо оборотов, выражающих иранские реалии и объединенных тематически, встречаются разрозненные речения, без предварительного знания смысла которых невозможен их перевод, поскольку дословный перевод здесь будет недостаточен. Они переводятся по смыслу, скрытому словесной оболочкой. Несколько примеров такого рода речений: جنگ تحمیلی (букв. навязанная война) – ирано-иранская война 80-х годов прошлого века; شیطان بزرگ (букв. большой сатана) – США; رژیم اشغال قدس (букв. режим оккупации святыни) – Израиль; سازمان هلال احمر – организация Красного Полумесяца (отделения Международного Красного Креста в исламских государствах).
При работе с текстами, содержащими какие-либо иранские реалии, изменяется сама классическая цель перевода «переведу, узнаю» на прямо противоположную «если знаю, то переведу». Непреложной обязанностью преподавателя перевода является понуждение обучаемых к составлению списка иранских реалий с их смысловым переводом с целью заучивания этого списка и уже на основе этих знаний безошибочного перевода реалий. Нас могут обвинить в школярстве, в пренебрежении современными методиками, но иного пути к пониманию и переводу иранских реалий просто не существует.
С явлением контекстуального эллипса мы встречаемся чаще всего при переводе сложных прецизионных оборотов. В начале некоего информационного материала используется полная форма сложного прецизионного оборота, затем по мере изложения информации этот оборот претерпевает сокращение, но его содержание понятно, поскольку он уже упоминался. Здесь действует практическое правило перевода – «переводя последующее, помни о предыдущем».
Именно сложные обороты, выражающие реалии, подвергаются воздействию контекстуального эллипса. В ряде случаев сокращенная форма закрепляется и в дальнейшем функционирует как самостоятельная единица. Например: سازمان ملل متحد – ООН, далее в тексте ملل متحد. В статье о КСИР первое упоминание этой военной структуры дается полностью, затем остается одно слово سپاه = سپاه پاسداران انقلاب اسلامی. Вместо полного названия иранского парламента مجلس شورای اسلامی используется только مجلس.
Примерами закрепленности в качестве самостоятельных оборотов являются روابط عمومی (букв. общие связи) – «пресс-служба» какого-либо министерства или иной организации. Полная формаاداره کل فرهنگ و روابط عمومی - «отдел (управление, департамент) по связям с общественностью». Как пример, روابط عمومی وزارت بازرگانی – «пресс-служба министерства торговли». Или اجلاس مشترک (букв. совместная сессия) – производное от اجلاس کمیسیون مشترک همکاری اقتصادی و فنی «сессия совместной комиссии по экономическому и техническому сотрудничеству». При экономическом сотрудничестве двух государств обязательно создается совместный орган, курирующий это сотрудничество, и периодически проходят сессии этого органа. При первой встрече с подобными оборотами обучаемые теряются и допускают смысловые ошибки в переводе. В словарях эти обороты не закреплены, поскольку они контекстуальны, и только предварительное знание их значения поможет осуществить адекватный перевод.
Построение персидской фразы подчас таково, что при дословном переводе на русский язык неизбежно возникают стилистические погрешности. وزیر الهام روز دوشنبه در نشست هفتگی خود با خبرنگاران سیاست ایران را صلح و عدالت .خواند  Дословный перевод фразы следующий: «Господин Эльхам в понедельник на своем еженедельном брифинге назвал политику Ирана миром и справедливостью». Несомненно, здесь требуется, так сказать, стилистическая шлифовка русского перевода. Возможные варианты: «… назвал политику Ирана политикой мира и справедливости» или «…назвал политику Ирана миролюбивой и справедливой». Такого рода действия при переводе называются логическим расширением понятия или компенсацией. Еще один подтверждающий пример: نخست وزیر بر گسترش روابط دو جانبه تاکید کرد (букв. Премьер-министр подтвердил развитие двусторонних отношений»). И здесь требуется логическое расширение понятия. Стилистически верный вариант будет звучать следующим образ

Kalashnikova

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 16
    • Просмотр профиля
  • Должность: teacher
  • Место работы: RUDN
Является ли отличительной лексической особенностью персидского языка наличие в нем солидных синонимических рядов?
K