Автор Тема: Зайцева О.О.- ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕДАЧИ СТИЛИСТИЧЕСКОЙ И КУЛЬТУРНО-СОЦИАЛЬНОЙ ОКРАСКИ АВТОРСКИХ ОККАЗИОНАЛИЗМОВ НА ПРИМЕРЕ РОМАНОВ-АНТИУТОПИЙ  (Прочитано 878 раз)

admin

  • Administrator
  • Jr. Member
  • *****
  • Сообщений: 85
    • Просмотр профиля
Зайцева О.О.
Российский Государственный Социальный Университет
e-mail: olia-95@mail.ru

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕДАЧИ СТИЛИСТИЧЕСКОЙ И КУЛЬТУРНО-СОЦИАЛЬНОЙ ОКРАСКИ АВТОРСКИХ ОККАЗИОНАЛИЗМОВ НА ПРИМЕРЕ РОМАНОВ-АНТИУТОПИЙ

Аннотация. В данной статье рассмотрены основные переводческие приемы, наиболее точно передающие стилистическую и культурно-социальную окраску авторских окказионализмов, понятие собственно перевода в целом и художественного перевода в частности. Исследование проведено на материале романов антиутопий «1984» Дж. Оруэлла, «О дивный новый мир» Ол. Хаксли и «451 градус по фаренгейту» Р. Бредбери. Результаты проведенного исследования могут быть полезны для студентов лингвистических вузов, изучающих теорию и практику науки о переводе, а также для переводчиков, работающих с иностранной художественной литературой. Статья написана простым и доступным языком, что делает ее интересной не только для людей, непосредственно занимающихся переводами, но и для тех, кто только начинает осваивать искусство передачи текстов на одном языке средствами другого языка. 
Ключевые слова: перевод, художественный перевод, окказионализм, индивидуально-авторский неологизм.


SPECIAL ASPECTS OF THE TRANSLATING OF STYLISTIC AND CULTURAL-SOCIAL OVERTONE OF AUTHORIAL OCCASIONALISMS ON THE EXAMPLE OF DYSTOPIAN NOVELS

Annotation. In this article are considered issues relating to main translation techniques that most accurately convey the stylistic and cultural-social overtone of  authorial occasionalisms, the concept of translation in general and of literary translation in particular. The research is conducted on the material of the dystopian novels «Nineteen-Eighty Four» by J. Orwell, «Brave New World» by Ol. Huxley and «Fahrenheit 451» by R. Bradbury. The results of this research can be useful for students of linguistic universities studying the theory and practice of translation, as well as for translators working with foreign literature. The article is written in a simple and accessible language, which makes it interesting not only for people directly involved in translations, but also for those who are just beginning to explore the art of text transfer in one language using the means of another language.
Keywords: translation, literary translation, occasionalism, individual author's neologism.

Перевод является важным средством, обеспечивающим выполнение языком его коммуникативной функции в тех случаях, когда люди выражают свои мысли на разных языках. В процессе перевода происходит не просто замена одного языка другим. В переводе сталкиваются различные культуры,  уровни развития, личности, разные склады мышления, традиции.  Художественный  перевод  считают  одним  из  основных  факторов литературного взаимопонимания, развития общественной мысли, важнейшей формой культурных связей в современном мире, т.к. художественное произведение было и остается способом отражения действительности, эпохи, жизни того или иного народа, его уклада, обычаев.
В данной статье мы рассмотрим особенности передачи стилистической и культурно-социальной окраски авторских окказионализмов на примере романов-антиутопий.
Окказиональное  словообразование – это естественное явление  любого языка. Наша речь, устная и письменная, наполнена многочисленными окказиональными словами, которые созданы по имеющимся в языке моделям и не отличаются общеупотребительностью. Окказионали́зм (от лат. occasionalis — случайный) — индивидуально-авторский неологизм, созданный поэтом или писателем по существующим в языке продуктивным или непродуктивным словообразовательным моделям и использующийся исключительно в условиях данного контекста, как лексическое средство художественной выразительности или языковой игры. Окказионализмы обычно не получают широкого распространения и не входят в словарный состав языка. Каждый автор, создающий новое слово, вкладывает в него определенный смысл, положительные или отрицательные черты, стилистическую окраску.  Окказиональные слова помогают лучше передавать чувства, эмоции, переживания и отношение человека к какому-либо предмету или явлению, для описания которого и создавалось новое слово. Первоначально все новые слова в языке и речи называли неологизмами. Употребление этого термина в различной модификации (авторские неологизмы, речевые неологизмы и др.) наблюдается и после появления термина «окказионализм».
Стилистически окрашенные новообразования могут употребляться только в определенных условиях, а не повсеместно. Эмоционально-оценочная (стилистическая) окраска проявляется в любой сфере использования слова. Такие окказионализмы часто обладают ярким национальным колоритом.   
Индивидуально-авторские неологизмы представляют собой разновидность языковых новообразований, специально создаваемых писателями в определенных целях стилистического характера. Обычно они строятся "по словообразовательным законам языка, но отличаются необычностью комбинации языковых элементов", и именно они составляют основную коммуникативную систему, которой пользуются герои антиутопий, или иначе «новояз». Сам этот термин стал известен благодаря одному из выдающихся произведений жанра антиутопии – «1984» Джорджа Оруэлла, которому и посвящена данная работа. Именно Дж. Оруэлл дал первый лингвистический анализ созданной им же коммуникативной системы в приложении «О новоязе», рассмотрев в нем такие явления, как сужение значений слов так называемого «старояза», то есть современного литературного языка, а также образование новых слов и их употребление.
Говоря о передаче стилистической и культурно-социальной окраски окказионализмов, для начала обратимся к определению перевода.
Наука о переводе ещё сравнительно молода и вокруг её статуса продолжаются споры. Понятие перевода до сих пор остаётся недостаточно разъяснённым и фактически не отвечает тем основным требованиям, которые предъявляются к научным терминам. Бархударов Л.С. предлагает понимать под переводом «процесс преобразования» речевого произведения на одном языке в речевое произведение на другом языке, при сохранении неизменного плана содержания.  Особо подчёркивается, что перевод «имеет дело не с системами языков, а с конкретными речевыми произведениями, то есть с текстами». Комиссаров В.Н. так сформулировал определение перевода: «Перевод представляет собой создание речевых произведений на каком-либо языке, инвариантных в плане содержания заданным речевым отрезкам другого языка».
Художественный перевод – это самый сложный из письменных видов перевода. Кроме отличного знания обоих языков, дара слова, чувства языка, переводчик должен иметь художественное чутье, талант писателя и поэта. Характерные особенности художественной литературы, проявление в каждом случае индивидуальной художественной манеры писателя, обусловленной его мировоззрением, влиянием эстетики эпохи и литературной школы, необозримое разнообразие как лексических, так и грамматических средств языка в их различных соотношениях друг с другом, многообразие сочетаний книжно-письменной и устной речи в литературно преломленных стилистических разновидностях, –  все это,  вместе  взятое, делает   вопрос   о  художественном  переводе  чрезвычайно  сложным.     
В художественном переводе соединяются  непростые для переводчика задачи. Они нашли свое отображение в двух подходах – лингвистическом и литературоведческом.  Эти задачи  выражаются в том, что:
  • С одной стороны, при переводе необходимо сохранить образный мир,    созданный автором произведения, и донести заложенный смысл;
  • С другой стороны, постараться максимально точно передать все стилистические приемы (метафоры, авторские неологизмы, эпитеты, сравнения, иронию, диалектизмы и прочее), которые так любят использовать писатели для создания и демонстрации своего неподражаемого авторского стиля.
Для того, чтобы решить эти задачи «переводчик сам должен стать писателем».
Однако все элементы формы и содержания не могут быть  воспроизведены с точностью, и поэтому, как говорил С.Я. Маршак, «при любом переводе какая-то часть материала будет отбрасываться, какая-то добавляться,  какая-то  даваться  не  в  собственном  виде,  а  в  виде   разных эквивалентов».
«Переводчик создает не столько эквивалент оригинала, сколько его подобие, особый вид текста, призванный представлять исходное художественное произведение в иноязычной культуре, обеспечивая тем самым дополнительную аудиторию исходному тексту, а также развитие межкультурной художественной коммуникации в соответствии с требованиями времени, характером  литературных процессов и потребностями получателей, как владеющих, так и не владеющих исходным языком.».
Если считать, что основная функция художественного перевода – это создание иноязычного подобия оригинальному произведению, то по своей сути художественный перевод является разновидностью интерпретации, разъяснения исходного текста, раскрытия его смысла. Объективные условия перевода художественного текста:
  • переводчик воспроизводит не только и не столько составляющие этот текст языковые знаки, сколько их отдельные и совокупные художественные функции;
  • понимание смысла, т.е. системы образов художественного текста в ее единстве со способами выражения;
  • переводческая установка.
Когда речь идет о переводе, часто употребляют также такие термины, как «интерпретация», «восприятие», «понимание». Перевод можно определить, как деятельность по интерпретации смысла текста на одном языке и созданию нового, эквивалентного текста на другом языке, другими словами, термины «интерпретация» и «перевод» являются синонимичными. «Восприятие» же рассматривается как психологический процесс, то есть он не обязательно имеет языковую сторону. В зависимости от того, возможно ли перевести окказионализмы, основываясь на одних его составных частях, или необходимо прибегать к более глубокому анализу, и обращаться к глобальному контексту, выделяют явные и контекстуальные, а также культурно-обусловленные окказионализмы. Явные окказионализмы интерпретируются без контекста, на основании семантики составных частей слова. Значение контекстуальных может быть раскрыто только при обращении к контексту. Интерпретация культурно-обусловленных окказионализмов совершается только на основе фоновых знаний, сами они не выражают отношения между их компонентами.
Исходя из определения термина «авторский неологизм» можно предположить, что переводчик, впервые встречая собственно неологизм, естественно не имеет представления о понятии, обозначенном им. Поэтому значение нового слова приходится выяснять различными способами, описанными ниже.
В самом процессе перевода при этом выделяют два этапа:
  • уяснение значения слова;
  • передача этого значения средствами ПЯ.
Причем первый этап играет решающую роль, а последний есть лишь чисто технический вопрос, хотя и его важно решить методами наиболее приемлемыми для ПЯ.
Для решения задач на первом этапе следует использовать следующие способы:  толковые словари, рассмотрение контекста, а также анализ структуры неологизма.
Для решения задач на втором этапе, как правило, используются четыре метода перевода. Рассмотрим подробнее, как применяется каждый из них для перевода неологизмов.
Транскрипция и/или транслитерация.
При использовании этих методов, акт перевода как бы обходится и заменяется актом заимствования звуковой (при транскрипции) или графической (при транслитерации) формы слова вместе со значением из исходного языка в язык перевода. Именно поэтому эти методы носят названия квазипереводных. Однако беспереводность этого приема, на самом деле, только кажущаяся: фактически здесь заимствование осуществляется именно ради перевода, как необходимая предпосылка для его осуществления. Заимствованное слово становится фактом языка перевода и уже в качестве такового выступает как эквивалент внешне идентичного с ним иноязычного слова.
Стоит отметить, что два этих метода не слишком часто применяются при переводе авторских неологизмов в антиутопиях, по-видимому, это связано с тем фактом, что авторы, как правило, строят свои новообразования из уже существующих понятий. Ведь, как замечал исследователь терминологии фантастического текста  Кулинич М.А., «писатель не может изобрести ничего абсолютно нового, так как не может выйти за рамки языка, в противном случае, есть риск остаться непонятным для читателя».
Поэтому и переводчики, сталкиваясь пусть с новообразованными, но все-таки ясными по смыслу понятиями, склонны использовать другие методы перевода.
Однако в ряде случаев эти методы могут оказаться очень эффективными, рассмотрим примеры:
•   «the police helicopters...were plummeting down to land,... where, turned back to beetles» («Fahrenheit 451»)
«Police helicopters» переведено как  «полицейские геликоптеры», хотя в обычном словаре helicopter переводится как «вертолет», и слово это совсем не неологизм,  однако из отрывка очевидно, что это были не те helicopters, какими мы их себе представляем, так как они могли мгновенно превращаться в машины и перемещаться уже по земле, а не по воздуху. Поэтому неудивительно, что переводчик отдает предпочтение транслитерации, а не прямому соответствию «вертолет», что звучало бы слишком обыденно и вызывало бы  у читателя слишком простую для научно-фантастического текста ассоциацию.
•   Versificator («Nineteen-Eighty Four») - версификатор
Словари дают нам следующий перевод - бездарный поэт; рифмоплёт; стихоплёт, однако для номинации изобретения антиутопической реальности, несуществующего в нашем мире, это снова было бы слишком просто, поэтому переводчики выбирают транслитерацию.
Калькирование.
Калькирование как прием создания эквивалента сродни буквальному переводу – эквивалент целого создается путем простого сложения эквивалентов его составных частей.
Преимуществом приема калькирования являются краткость и простота получаемого с его помощью эквивалента и его однозначная соотнесенность с исходным словом, доходящая до полной обратимости соответствия.
Стоит отметить, что среди всех способов передачи неологизмов, именно калькирование является самым распространенным, тому свидетельством могут послужить огромное количество примеров из разных произведений этого жанра:
    У Р. Бредбери («Fahrenheit 451»):
•   electric thimble - электронная втулка;
•   electronic bees - электронные пчелы;
•   TV parlour - телевизорная гостиная.
    У Дж. Оруэлла («Nineteen-Eighty Four»):
•   аrtsem – искос (пер. В. Голышева);
•   doublethink – двоемыслие (пер. В. Голышева) ;
•   duckspeak – речекряк (пер. В. Голышева).
    У О. Хаксли («Brave New World»):
•   feelies – ощущалки;
•   predestinator – предопределитель.
Функциональная замена.
Прием функциональной замены довольно часто употребляется для перевода авторских неологизмов, т.к. он является особенно актуальным в случае так называемой безэквивалентной лексики, т.е. когда ни одно из соответствий, предлагаемых словарем, не подходит к данному контексту. Новые слова в стремительно развивающейся современной цивилизации не менее стремительно возникают и бытуют для обозначения предметов и явлений, с которыми сталкиваются отдельные народы или целые группы стран. Никакие новые словари или дополнения или приложения к словарям не успевают за таким потоком словообразования, и, по существу, именно переводчикам первыми  приходится принимать «удар на себя», изобретать функциональные соответствия, которые впоследствии могут оказаться либо удачными и войти в словарь переводящего языка, а вслед за этим – и в двуязычные словари, либо стать менее удачными, пригодными только для разового употребления.
Рассмотрим следующий пример из антиутопии Р. Бредбери  «Fahrenheit 451»:
•   «The world was full of burning of all types and sizes. Now the guild of the asbestos weaver must open shop very soon.»
Несмотря на то, что asbestos переводится просто как «асбестовый», переводчик решил использовать определение этого слова «огнеупорный материал» и перевести словосочетание как «огнеупорная одежда».  Это объясняется тем, что в русском языке очень редко где можно встретить словосочетание «асбестовая одежда», поскольку оно является чисто терминологическим. В данном контексте оно выполняет не стилистическую,    а    скорее    номинативную функцию, а, следовательно, здесь важно было передать смысл данного словосочетания, что и сделал переводчик.
Другой пример из антиутопии О. Хаксли «Brave New World»:
•   «Mond! The Resident Controller for Western Europe! One of the Ten World Controller».
В англо-русских словарях для перевода controller предоставляется на выбор несколько вариантов перевода - контролёр, ревизор, инспектор; однако, переводчик, вероятно, опасаясь вызвать у читателя ложные ассоциации,  решает действовать иначе и берет за основу буквальный перевод - «управитель», от слова to control – управлять,  и создает таким образом свой собственный неологизм Главноуправитель , несущий в себе аналогичную авторскому смысловую нагрузку. 
Описательные эквиваленты.
Существует также такой способа перевода неологизмов, как описательный перевод  - использующийся в тех случаях, когда не существует никакой другой возможности передачи языковой единицы, вследствие отсутствия эквивалентов и аналогов в ПЯ. Описательный перевод заключается в передаче значения иностранного слова при помощи более-менее распространенного объяснения.
Но если говорить о романах-антиутопиях, этот способ применяется редко, вероятно, по той причине, что жанр антиутопии, являясь частью научно- фантастической литературы, позволяет делать определенные отступления.  Появление новых «странных» слов, которые могут показаться неуместными в других литературных жанрах, здесь наоборот является его непременной составляющей. В ходе данного исследования удалось обнаружить примеры описательного перевода только в анонимном переводе антиутопии «Nineteen-Eighty Four»:
•   Thought police – Полиция по контролю над мыслями;
•   Vaporized – превращенный в ничто.
Перевод путем подбора прямого эквивалента.
Помимо представленных способов, в ряде случаев можно использовать прямой эквивалент, то есть осуществлять перевод, используя варианты  предлагаемые словарями. Как правило, это касается номинации названий учреждений, политических и иных организаций, которые являются частью антиутопического мира.
У Дж. Оруэлла:
•   Airstrip One – Взлетная полоса №1 (пер. В. Голышева)
•   Junior Anti-sex  league - Молодежная Антисексуальная Лига  (пер. В. Голышева)
•   Spies – Разведчики (пер. В. Голышева)
          Окказионализмы являются сложными многоплановыми образованиями, перевод которых требует принятия самостоятельного и оригинального переводческого решения. Трудности, возникающие при переводе окказионализмов, связаны с проблемой их понимания и отсутствием словарного соответствия в языке перевода.

Литература
  • Бархударов Л.С. Язык и перевод: Вопросы обшей и частной теории перевода [Текст] / Л.С.Бархударов. – М:  Международные отношения,  2005. – 240 с.;
  • Казакова Т.А. Художественный перевод: Учебное пособие [Текст] / Т.А.Казакова. – СПб: ИВЭСЭП, Знание, 2002. – 112 с.
  • Комиссаров В.Н. Современное переводоведение [Текст] / В.Н.Комиссаров. – М: ЭТС, 2004. – 424 с.;
  • Кулинич М.А. Типология терминообразования в научно-фантастических текстах (на материале английского и русского языков) // Типология высказывания и текста [Текст] / М.А.Кулинич – Куйбышев: Издательство КГПИ, 1983. - 120 с.;
  • Маршак С.Я. Портрет или копия ? (Искусство перевода). Собрание соч. в 4-х томах. Том 4 (статьи, заметки, воспоминания)  [Текст] / С.Я. Маршак. – М: Наука, 1990;
  • Розенталь Д.Е., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Пособие для учителей. Изд. 2-е, испр. и доп. [Текст] / Д.Е.Розенталь – М: Просвещение, 1976. – 543 с.;
  • Федоров А.В. Основы общей теории перевода [Текст] / А.В.Федоров. – М: Филология три, 2002. – 415 с.;