Автор Тема: Баляев С.И., Ионова М.С.-ЭТНОАФФИЛИАТИВНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ КАК КОМПОНЕНТ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ СТУДЕНТОВ РЕГИОНАЛЬНОГО ВУЗА (НА ПРИМЕРЕ МОРДВЫ, РУССКИХ И ТАТАР)  (Прочитано 336 раз)

admin

  • Administrator
  • Jr. Member
  • *****
  • Сообщений: 85
    • Просмотр профиля
Баляев С. И.
к. псих. н., доцент
ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н. П. Огарёва»
e-mail: balyaev_si@mail.ru

Ионова М. С.
к. псих. н., доцент
ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н. П. Огарёва»
e-mail: ionovams@mail.ru

ЭТНОАФФИЛИАТИВНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ КАК КОМПОНЕНТ ЭТНИЧЕСКОГО САМОСОЗНАНИЯ СТУДЕНТОВ РЕГИОНАЛЬНОГО ВУЗА  (НА ПРИМЕРЕ МОРДВЫ, РУССКИХ И ТАТАР)

Аннотация. В статье анализируется  феномен  этнической аффилиации как компонент самосознания личности и группы. Рассматриваются основные признаки этноаффилиации: стремление следовать традициям и установкам своей этнической группы, позитивное отношение к своей этнической принадлежности и т.д. Авторы провели эмпирическое исследование уровня развития этноаффилиативных потребностей у студентов Мордовского университета. Выборка в этническом отношении состояла из русских, мордвы и татар.  В ходе эмпирического исследования был обнаружен необходимый уровень развития  этноаффилитивных потребностей у респондентов, что является важным индикатором  позитивности их этнической идентичности и благополучности их этнопсихологического состояния. Авторы отмечают, что нередко проявляемая студентами  этноаффилиация носила декларативный, эмоциональный характер, что позволяет говорить о тенденции формального, номинального отношения молодежи к своему этническому статусу.
Ключевые слова: этноаффилиация, самосознание, этноаффилиативные потребности, этническая группа.


ETHNIC AFFILIATIVE NEEDS AS A COMPONENT OF ETHNIC IDENTITY OF REGIONAL UNIVERSITY STUDENTS (AS EXEMPLIFIED BY THE MORDVIANS, THE RUSSIANS AND THE TATARS)

Abstract. The article considers the phenomenon of ethnic affiliation as a component of an individual and group identity. The dominant attributes of ethnic affiliation are scrutinized: a desire to follow the traditions and patterns of the own ethnic group, a positive attitude towards the own ethnicity, etc. The authors conducted an empirical study on the level of development of the ethnic affiliative needs of the students at Mordovia State University. Study sample regarding ethnicity consisted of the Russians, the Mordovians and the Tatars.  The empirical study revealed a necessary level of development of the ethnic affiliative needs of the respondents, which is an important indicator of their ethnic identity being positive and ethnic psychological condition being smooth. The authors noted that the ethnic affiliation often manifested by the students is of a declarative, emotional nature, which suggests a trend of a formal, nominal attitude of the youth to their ethnic status.
Key words: ethnic affiliation, identity, ethnic affiliative needs, ethnic group.


По признанию ученых, потребность в идентичности у современного человека выходит по своей ценности и значению на одно из первых мест. В контексте отдельных психологических теорий потребность в идентичности определяется шире, чем просто нужда в отождествлении себя с какой-либо одной группой или общностью. Однако в результате роста этнических конфликтов и противоречий в последнее время этническая идентичность становится фактически ключевым звеном данного целостного самосознания. Актуализация последнего ставится под сомнение, если не реализуется потребность в этническом статусе. Такая ситуация вероятна как в отношении групп, так и отдельных индивидов. Игнорирование или подавление этноаффилиации становится условием этнокультурной деградации, хронических межэтнических конфликтов  и роста насилия в отношениях между народами.
Потребностно-мотивационный компонент этнического самосознания как личности, так и группы представлен этноаффилиативными потребностями и мотивами. «Стремление к психологической общности с группой» известно в психологии как аффилиативный мотив. Выраженность этноаффилиативных тенденций актуализируется в стремлении следовать традициям и установкам своей этнической группы, говорить на родном языке, контактировать в разной форме с представителями этнических «своих». Предпосылками установок на сближение с этнической группой могут быть проявлениями важнейших социальных потребностей (в поддержке, одобрении, дружбе, статусе, симпатии и др.), которые удовлетворяются только через межличностные отношения и в союзе с другими людьми. Стремление принадлежать к этнической общности на групповом уровне выражается потребностью в позитивной этнической идентичности и этнической безопасности. Привлекательность и притягательность своей этнической группы выражается в переживании чувств гордости за свой народ, удовлетворенности от принадлежности к данной общности, общения на родном языке и т.п. Противоположными проявлениями этноаффилиации являются чувства стыда и ущербности, что может быть обусловлено серьезными социально-экономическими и политическими неурядицами, в которых оказалась этническая общность [Баляев, 2014]. Выраженность этноаффилиативных тенденций предполагает склонность следовать поведенческим паттернам своей этнической группы. Эмпирические исследования показывают, что формирование устойчивого внутреннего побуждения к такому типу поведения обусловлено «личностно» и «культурно».
Объектом нашего эмпирического исследования явились 120 студентов экономического, филологического факультетов, историко-социологического института Мордовского государственного университета, из которых 45 – мордва (эрзя и мокша), 45 – русские, 30 – татары. Цель эмпирического исследования – выявление специфики этноаффилиативных мотивов студентов. Работа проводилась в 2016 году. Основная часть эмпирической работы была связана с выяснением типа этнической идентичности у студентов различных специальностей и раскрытием содержания потребности в принадлежности этнической группе у респондентов. Для решения поставленных задач нами использовались методики: «Типы этнической идентичности» (авторы С. В. Рыжова и Г. У. Солдатова), «Этническая аффилиация» (Г. У. Солдатова), вспомогательный характер носил анализ результатов специально разработанного для этих целей этнопсихологического опросника.
 Одним из важнейших показателей состояния этнической идентичности является уровень развития этноаффилиативных мотивов респондентов. Решающее значение при этом имеет их эмоциональный аспект. Характер испытываемых по отношению к собственной группе чувств и их изменения отражают динамику образа группы с точки зрения ее привлекательности-непривлекательности, а так же влияют на взаимоотношения с другим группами. В частности, вопросы методики «Этническая аффилиация» предполагали выяснение наличия двух противоположных эмоций – «стыд» и «гордость».
В ходе эмпирического исследования был обнаружен средний уровень развития показателя «этническое самоуважение» у респондентов, что является важным индикатором  позитивности их этнической идентичности и благополучности их этнопсихологического состояния. Эти данные подтверждаются результатами анкетирования. В то же время достаточно высок уровень чувства гордости отдельных  татарских и мордовских респондентов, что так же показательно для неустойчивой этноаффилиции (велик разброс ответов от индифферентных до выраженно этноцентричных). В сравнении с аналогичными данными этносоциологических исследований по Мордовии, а так же данными из других регионов Российской федерации в последние десятилетия нестабильной межэтнической обстановки в стране, представители различных национальностей в республике не испытывали крайних негативных эмоций – ущербности, стыда за свой этнический статус в регионе [Баляев, 2015]. В ряде других республик России исследователи обнаружили тенденцию роста привлекательности собственной этнической группы для титульных народов и невысокий соответствующий показатель у русских. В отношении мордовской выборки полученные результаты позволяют говорить об общем позитивном характере оценки своей этнической принадлежности, хотя и достаточно размытом в содержательном отношении. В отличие от других национальных самопредставлений она не носит сверхпозитивной определенности, как это просматривается у ряда респондентов других национальностей.
Среди русского и мордовского студенчества, как представителей современной индивидуалистической культуры уровень значимости этноаффилиативных потребностей оказался значительно ниже, чем среди опрошенных молодых татар. У последних этноаффилиация проявлялась в ответах, как например, «никогда не забываю о своей этнической принадлежности», «человеку необходимо ощущать себя частью своей национальной группы», «никогда не забываю о своих родных корнях».
В то же время среди русских и мордовских респондентов просматривались противоположные этноаффилиативным тенденции: «не имеет значение национальность», «необязательно ощущать себя частью  своего народа»  - так считают 68 % опрошенных нами русских респондентов и 47% мордовских. Эти данные в целом подтверждаются последними этнопсихологическими и этносоциологическими опросами [Баляев, 2014; Баляев, 2015].
Помимо личностных и культурных особенностей на рост потребности личности в единении с собственной этнической группой оказывает влияние и социальная ситуация. У русских, проживающих в Мордовии, в связи с отсутствием напряженного межэтнического фона взаимоотношений в регионе, наблюдается как и в  наднациональных образованиях Российской Федерации «размытая» этническая идентичность русских [Ковалева, Ионова, 2014]. Более половины опрошенных нами русских, а так же в ходе других, но более масштабных опросов демонстрировали отсутствие четкой приверженности  только своей национальной принадлежности. При выборе брачного партнера, друзей, соседей, как показали результаты проведения нашего этнопсихологического опроса русские респонденты не высказывали  этнических предпочтений, а руководствовались прежде всего межличностными симпатиями-антипатиями. Четкая определенность в своей позитивной этничности как правило свидетельствует существовании активной фазы межэтнической напряженности.
Рассматривая результаты проведения методики «Типы этнической идентичности», удалось выявить данные о характере этнической идентичности опрошенных, которые подтверждали и уточняли ранее выявленные.  Большинство татарских респондентов  обладают нормой этнической идентичности, то есть достаточным уровнем позитивного отношения к своей этнической общности: 79 % опрошенных татар находятся в рамках нормы этничности. Однако, показательно знаковое количество этноцентрично настроенных – 15 %. В сравнении с мордовскими и русскими татарские респонденты продемонстрировали более уверенное позитивное отношение к своей национальной принадлежности. В отдельных случаях татарские респонденты демонстрировали черты этнической отгороженности.
Для русских респондентов в большей степени характерно отсутствие акцентированности на этнической идентичности. Как эти данные соотносятся с общероссийскими показателями в других национальных образованиях. В большинстве республик России доля этнически индифферентных колеблется в пределах 10-12 % [Ионова, 2011; Ковалева, Ионова, 2014]. Поэтому можно сделать вывод, что полученные нами данные о количестве  этнически индифферентных русских студентах дополняют общую картину установок на этническую самооценку у русских и других регионах России.  В основе усиления тенденций формирования этнической идентичности по типу индифферентности лежат психологические механизмы.
Отношение к русским характеризуется выраженным позитивизмом во всех трех группах респондентов: отрицательное отношение к интеграции с русским народом не высказал ни один респондент, положительное отношение к взаимодействию с представителями русского народа выразили по 10% эрзян и мокша и 15% татар выборки, ярко положительное отношение к русским превалирует в выборке (у 90% эрзян и мокшан и 85% татар). Это свидетельствует о высоком уровне социальной приемлемости русских для других этнических групп, что характеризует их как высокостатусный этнос.
По данным анкетирования в  группах респондентов преобладает высокий и средний  уровень этнической толерантности, в результате чего опрошенные студенты обладают выраженными чертами толерантной личности, они признают иные культуры, права людей на иной образ жизни, свободное выражение своих взглядов и ценностей. Также можно утверждать, что они склонны к принятию иных культур, положительному отношению к культурным отличиям. Сравнивая результаты по всем методикам, была выявлена  тенденции ряда опрошенных к  даче социально одобряемых ответов (к примеру,  ходе беседы и анкетирования), что показывает их ориентированность на высокий уровень социальной желательности в таком актуальном вопросе современности как этническая толерантность. Все это говорит о противоречивости осознаваемого и неосознаваемого уровней этноаффилиации данных респондентов, то есть на осознаваемом уровне проявляется декларация своей этнической принадлежности и этническая толерантность личности, а на неосознаваемом уровне выявляется ее отсутствие и интолерантность личности.
Анализируя высказывания таких респондентов в ходе выполнения методик, мы отмечали, что на словах студенты признают права других на культурные отличия, декларируют принцип равенства людей независимо от национальной, религиозной принадлежности, но при этом испытывают личное неприятие отдельных социокультурных групп. Такой диссонанс между декларируемыми гуманистическими принципами и реальным проявлением нетерпимости они пытались оправдать ссылками на общественное мнение («Все так считают»), аморальное поведение, якобы свойственное представителям этих групп («Все они такие»), личный неудачный опыт взаимодействия с ними («Я встречал таких людей и уверен, что с ними надо быть начеку»). В этом случае этническую толерантность личности мы можем назвать внешней, мнимой, декларируемой. Причем сами испытуемые могут не знать о таком рассогласовании, но именно этот уровень становится смысловой установкой в ситуации межэтнического взаимодействия. 
Необходимо также учесть и возрастной аспект в анализе полученных результатов. Студенческая молодежь, которые наиболее ориентированы на социальные достижения и уже психологически достаточно зрелые, актуален процесс формирования избирательных установок на межэтнические контакты.
Таким образом, анализ результатов проведения методик «Этническая аффилиация» и «Типы этнической идентичности»: респонденты продемонстрировали  необходимый уровень позитивного отношения  к своему этническому статусу, при небольшом наличии этноцентрично настроенных ответов. Этноаффилиативные тенденции русских и мордовских студентов (в сопоставлении с данными масштабных исследований), в отличие от татар не носят ярко выраженный характер, личностные предпочтения оказываются  важнее приверженности своему народу и национальным традициям. Однако этноаффилиативная мотивация у ряда опрошенных русских студентов оказалась выражена угрожающе слабо.
Эмпирические данные по состоянию когнитивного компонента этнического самосознания студентов-мордвы демонстрирует необходимый уровень развития установочных образований в контексте этнокультурной нормы. В ходе эмпирического исследования выяснилось, что степень  идентификации с собственной этнической общностью у представителей всех исследуемых групп оказалась достаточно высокой. Самая высокая степень этнической самоидентификации выявлена в группе татарских студентов. В отличие от других национальных самопредставлений она носит даже сверхпозитивный характер.
Среди студенчества выраженность этноаффилиативных тенденций (например, когда характерны выражения «никогда не забываю о своей этнической принадлежности», «человеку необходимо ощущать себя частью своей национальной группы») оказались маловыраженными. Тем не менее респонденты при необходимом уровне номинального позитивного отношения к своему этносу демонстрируют толерантное отношение к представителям других этнических общностей.

Литература:
  • Баляев С. И. Психологические факторы межкультурного взаимодействия  // Сборники конференций НИЦ «Социосфера». 2014. №34. С. 140-141.
  • Баляев С. И. Формирование этнотолерантных установок на примере эрзян и мокшан // Актуальные проблемы современного образования: опыт и инновации. Материалы научно-практической конференции с международным участием. Ульяновск, 2015.  С. 368-370.
  • Ионова М. С. Создание полиэтнической образовательной среды вуза как условие успешной адаптации студентов из национальных диаспор / М. С. Ионова // Этнопедагогика: психолого-педагогические особенности воспитания и обучения у финно-угорских народов: материалы Республиканской научно-практической конференции, 27 апреля 2011 г. Саранск: Изд. центр Историко-социологического института МГУ им. Н. П. Огарева, 2011. С. 35 – 38.
  • Ковалева Н. А., Ионова М. С. Взаимосвязь особенностей прогнозирования и показателей социально-психологической адаптации мигрантов / М. С. Ионова, Н. А. Ковалева // Социально-психологическая адаптация мигрантов в современном мире: материалы II Международной научно-практической конференции «Социально-психологическая адаптация мигрантов в современном мире», 27 – 28 февраля 2014 г. М.: Перо, 2014. С. 69 – 73.